Datsun Travelers

Break Through Стать участником Меню

Уфа — Стерлитамак

12.08.2017 - 17.08.2017 гг.

735 км

Александр Пикуленко

Александр Пикуленко

Datsun mi-DO

Город Москва

Всё, что за Волгой, в старину на Руси называли дикой или великой степью. Не сразу эта неизведанная и опасная земля стала частью России. Много ли мы знаем о ней сегодня? "Клуб путешественников Datsun" решил снарядить свою экспедицию по Поволжью и Приуралью в поисках нетронутой степи и просто ярких впечатлений. Свое путешествие Александр Пикуленко и Денис Орлов продолжают по Башкирии.

170
141
142
143
144

Уфа - столица деревень. Так говорят. И в самом деле, от первого знакомства со столицей Башкортостана возникает впечатление, будто со всех концов понаехали и понаставили на берегу реки Белой юрт - каждый на свой лад. Только в наши дни юрты бетонные, многоэтажные. Гармония при полном отстутствии архитектурного единства! По-башкирски название города пишется тремя круглыми литерами с характерными перемычками, из-за чего местные дали столице прозвища "Три таблетки", "Три шурупа", "Три шара". Трём шарам даже памятник поставлен в парке на улице Ленина. Вот, кстати, любопытное наблюдение. В большинстве городов бывшего СССР улица Ленина или Ленинский проспект всегда были самыми длинными и широкими.

145
146
147
148
149
150

В Уфе же о том, что попал на улицу Ленина, догадаешься не сразу. А, узнав, не поверишь: узенькая, тенистая и даже пешеходная! Вдобавок, и с выставкой авангардной скульптуры. Улица имени национального героя Заки Валиди не в пример шире - на ней даже подземный переход имеется, едва ли не единственный на весь город. Это уже потом улица Ленина берёт своё, рассекая город с юга на север чапаевским сабельным ударом. У нас дружно возникло желание оставить наш пурпурный Datsun mi-DO на стоянке возле отеля, и отправиться покорять город пешком. Аккурат с улицы Заки Валиди наше знакомство и началось. Грандиозная личность, недаром ему - такая улица! Глубокий знаток корана, арабской литературы и истории тюрков, Ахмед-Заки Валидов не нравился ни царской власти, ни большевикам. Из-под большевистского ареста его вызволили казаки атамана Дутова, но и с ними у него не сложилось. Валидов помогает Красной Армии (как раз в это время в городе располагался штаб Чапаевской дивизии). Председательствует в местном революционном комитете - верховная власть в Башкирии! - но уже спустя год подаёт в отставку, уходит в Туркестан к басмачам, поддерживает бухарского эмира. Затем - эмиграция, скитания, докторская степень в Венском университете, преподавание в университете Стамбула. Младотуркам импонировали взгляды профессора на историю тюркских народов. Между прочим, этническое происхождение самого Заки Валиди остаётся невыясненным. Какую версию предпочитаете - татарскую, тептярскую, башкирскую? Взаимопроникновение культур в здешних краях столь велико, что работу этнографа можно сравнить с работой криминалиста. Мы специально напросились на экскурсию в Музей археологии и этнографии при Институте этнологических исследований имени Р. Г. Кузеева, чтобы если не разобраться, то хотя бы постичь глубину вопроса. Кстати, музей расположен в особняке купчихи Елены Александровны Поносовой-Молло, здании в стиле "модерн", где в 1919 году и находился штаб 25-й стрелковой дивизии Чапаева. Да и госпожа Поносова-Молло - личность прелюбопытная. За ней укрепилась слава уездной мадам Бовари - к парадному её особняка подкатывали первые в Уфе автомобили. Сотрудник отдела этнографии, кандидат исторических наук Зифа Фаритовна Хасанова подтверждает, что этногенез башкир чрезвычайно сложен, в нём прослеживаются и тюркские, и финно-угорские и даже индо-иранские корни. Выделяют семь историко-этнографических групп-пластов башкирского этноса. Но вот как украшением национального женского головного убора - кашмау -могли стать ракушки каури из Океании? Зифа Фаритовна кропотливо изучает историю костюма, выполняет реконструкции и даже позирует фотографам в национальной одежде! Сколько разных народностей уживалось в Башкирии: удмурты закамские, марийцы прибельские и уральские, татары-мишари, татары-кряшены, мордва-эрзя, латыши, русские, украинцы... Костюм, манера одеваться свидетельствовали о многом. Скажем русские женщины заплетали две косы, и все видели, женщина замужем. Незамужние носили одну косу. Между прочим, Пикуленко убеждён, что башкиры всё ещё живут в юртах. Юрту нашли только одну - в музее. Словом, так увлеклись, что забыли, что пришли в музей смотреть коллекцию "Золото сарматов". Пообедать мы собрались в ресторане Respubliсa на той же улице Заки Валиди. Общественный транспорт - кривобокие "пазики" с газовыми баллонами на крыше - дефилируют по Уфе, как ракетные катера по Неве на параде в честь дня Военно-морского флота. Туристы едут обедать! Суп-тукмас с гусем и стейк из конины под клюквенным соусом прекрасно усваиваются под виды футуристического конгресс-холла и памятника национальному герою Салавату Юлаеву. За углом ресторана на обычной панельной многоэтажке обнаруживаем мемориальную доску: здесь жил Габдрахман Кадыров, шестикратный чемпион мира по мотокроссу. Вот с кого следовало брать пример Даниилу Квяту, тоже, кстати, здешнему уроженцу! Уфа предстала просто-таки городом мемориальных досок - столько их тут! Впечатление усиливается оттого, что нередко доски дублируются: одна на русском языке, другая - на башкирском. Знаменит город фамилиями: Рудольф Нуриев, Владимир Спиваков, Земфира Рамазанова, Юрий Шевчук, Сергей Аксаков, Сергей Довлатов, Эльвира Набиуллина, Мустай Карим... На улице поэта Мустая Карима находилась школа №1, куда ходил будущий поэт, певец и композитор Юра Шевчук. Жаль, в прошлом году здание снесли. Варварское уничтожение старой застройки - бич города. Шевчук и Нуриев, Поносова-Молло и Чапаев, Ленин и Валиди - как всё переплелось густо намешано в Уфе! Пикуленко так и сказал: "Едем искать правильных пчёл, что готовят правильный мёд!" Пчела и впрямь потрясающая, разве что по-башкирски не говорит. Зовут её - бурзянка. 

151
152
153
154
155
156

Между прочим, Пикуленко убеждён, что башкиры всё ещё живут в юртах. Юрту нашли только одну - в музее. Словом, так увлеклись, что забыли, что пришли в музей смотреть коллекцию "Золото сарматов". Пообедать мы собрались в ресторане Respubliсa на той же улице Заки Валиди. Общественный транспорт - кривобокие "пазики" с газовыми баллонами на крыше - дефилируют по Уфе, как ракетные катера по Неве на параде в честь дня Военно-морского флота. Туристы едут обедать! Суп-тукмас с гусем и стейк из конины под клюквенным соусом прекрасно усваиваются под виды футуристического конгресс-холла и памятника национальному герою Салавату Юлаеву. За углом ресторана на обычной панельной многоэтажке обнаруживаем мемориальную доску: здесь жил Габдрахман Кадыров, шестикратный чемпион мира по мотокроссу. Вот с кого следовало брать пример Даниилу Квяту, тоже, кстати, здешнему уроженцу! Уфа предстала просто-таки городом мемориальных досок - столько их тут! Впечатление усиливается оттого, что нередко доски дублируются: одна на русском языке, другая - на башкирском. Знаменит город фамилиями: Рудольф Нуриев, Владимир Спиваков, Земфира Рамазанова, Юрий Шевчук, Сергей Аксаков, Сергей Довлатов, Эльвира Набиуллина, Мустай Карим... На улице поэта Мустая Карима находилась школа №1, куда ходил будущий поэт, певец и композитор Юра Шевчук. Жаль, в прошлом году здание снесли. Варварское уничтожение старой застройки - бич города. Шевчук и Нуриев, Поносова-Молло и Чапаев, Ленин и Валиди - как всё переплелось густо намешано в Уфе! Пикуленко так и сказал: "Едем искать правильных пчёл, что готовят правильный мёд!" Пчела и впрямь потрясающая, разве что по-башкирски не говорит. Зовут её - бурзянка. Теперь мы знаем, что красный цвет нашего mi-DO - самый любимый цвет в национальных нарядах башкир и других тюркских народов. Надеюсь, пчёлы нас не покусают. С каждым поворотом дорога забирала глубже в горы. Великий Урал! Горы покрыты суровым лесом, в кронах бродит туман. Настаёт время, сворачиваем с асфальта. Полагаемся на навигационную систему и здравый смысл. Подвеска трудится вовсю: под колёсами каменистая вихлястая дорога, проложенная подчас по оголовкам скал. Где-то берём в брод небольшие протоки - внушительный дорожный просвет позволяет. Мы держим курс на Шульган-таш, заповедник, место, где ещё культивируют заготовку мёда из бортей - деревянных колод, подвешенных к деревьям. Это архаичный способ добычи мёда, ему человек выучился у медведей. Видели борть, куда слазил косолапый? Когда-то знатный промысел, сегодня он не выдерживает соперничества с обычными пасеками и более сильными кавказскими и канадскими пчёлами. Заготовкой бортявого мёда сегодня занимается всего около 80 промысловиков, традиционно все они из племени бурзяне. Такой мёд даже поставляют космонавтам. Со скал реки Белой на редких заезжих смотрят лики мамонтов. Шульган - повелитель подземного мира, страж Каповой пещеры, выхода откуда никто не находил. Эхо замирает в величественных сводах. А поутру над водой - чарующая тишина. Дрозды купаются в отмелях, жерех плёскает. Белая или, как её здесь называют, Агидель - речка бесконечная, она и тут, и там, и повсюду в Башкирии. Кажется, этот каменистый грейдер никогда не закончится. Не пробить бы колесо! И ни встречных, ни попутных. Только наш Datsun mi-DO в бесконечном каменистом коридоре среди сплошного леса. И вдруг на обочине - белый пластиковый столик, а на нём искрящиеся золотом на солнце стеклянные банки с мёдом! А в теньке, в старых "жигулях" дремлет пчеловод. Каковы его шансы сбыть товар? Кто отважится везти по такой дороге трёхлитровую банку с мёдом? Постепенно лес расступается. Мы спустились из уральских отрогов на равнину. Дорожный указатель: посёлок Морок. И ниже перевод на русский: Мраково. Господи, кто ж тебя так назвал?! "Я живу в Мраково". Бр-р-р... И населённых пунктов с таким названием в Башкирии два. Тут почти уже степь. Не дикая, конечно, а возделанная. До горизонта розовые покровы гречихи, благородные переливы ржи. Миллионами противотуманок горят подсолнухи. В салоне поселяется неприятный кисловатый запах. Пикуленко поворачивает голову: "Так пахнет нефть!" Действительно, то тут, то там в полях чернеют качалки. А как делили местную нефть, мы помним из телевизионных новостей. Мы же намерены заглянуть в два города, каждый из которых по-своему прославился, Ишимбай и Стерлитамак. На въезде в Ишимбай смываем пыль горных дорог. Пикуленко со своими юртами пристаёт к мойщицам. Девушки смеются: "Что мы, башкиры, дураки, в юртах жить!" В Ишимбае выпускают двухзвенные гусеничные снегоболотоходы "Витязь". Когда-то эту идею советские инженеры подсмотрели у канадцев и шведов. Потом канадцы приезжали и не могли понять, почему "витязи" проходят там, где застревают их разрекламированные "формосты"? Мы по праву можем гордиться "витязями", хотя директору завода не мешало бы и фасады привести в порядок, и с журналистами быть поприветливее. На гербе Ишимбая - уникальное геологическое образование, шихан Торатау, одно из семи чудес России. Считается воплощением флага Башкирии: голубой сверху - небо, белый посередине - гора, зелёный снизу - окрестные луга. 280-метровый шихан, что в переводе с башкирского "шапка", "макушка", состоит из ракушечника. По сути, наш Datsun mi-DO припарковался на дне палеозойского моря, у подножия гигантского рифа. Когда-то было четыре шихана: Торатау, Куштау, Юрактау, Шахтау. "Крепость-гора", "Пояс-гора", "Сердце-гора" и "Шах-гора". Гордые, величественные названия. Но шиханы являются источником ценного сырья для химической промышленности. Какая домашняя выпечка без соды? И "Шах-гору" извели на печеньки. Большая химия, ходил такой мем в советские времена. Город Стерлитамак из-за гигантов этой самой большой химии стал синонимом загрязнённости окружающей среды.

157
158
167
160
161
162
164
165
163
166
159
168
169

Нам очень хотелось убедиться в положении наяву, тем более что ходили разговоры о том, что Стерлитамак разительно изменился, и давно уже один из самых чистых городов России. И действительно, зелень спасла Стерлитамак! Без неё город оставлял бы довольно унылое впечатление. Это промышленный город. Город-завод, город-барак. Сколько их разбросано по стране? А мы въехали в умытый дождём, утопающий в листве, звенящий детским смехом город. Хотя и химическая промышленность никуда не делась, Башкирская содовая компания исправно доставляет в свои цеха на переработку подвесные вагонетки с остатками шихана Шахтау.

Стать участником Закрыть

Пожалуйста, заполните заявку на участие! Опишите кратко ваш маршрут и добавьте несколько фото для предварительного знакомства. После этого мы свяжемся с вами, чтобы опубликовать вашу подробную историю из путешествия!

Личные данные: *

Профили в социальных сетях:

Маршрут: *

Ваша история путешествия: *

Загрузить фото *
JPEG, PNG до 5 МБ

Проверьте правильность заполнения полей

* — Настоящей подписью я выражаю своё безусловное согласие ООО «Ниссан Мэнуфэкчуринг РУС» (далее - «Общество») на обработку вышеуказанных персональных данных с использованием и без использования средств автоматизации, включая их передачу, в том числе трансграничную, компаниям группы Nissan, авторизованным дилерам Nissan/Infinity/Datsun, а также организациям, с которыми Общество осуществляет взаимодействие на основании соответствующих договоров (соглашений), в составе, необходимом для достижения следующих целей:

  • хранения в информационных системах для оптимизации процессов взаимодействия;
  • технической поддержки информационных систем;
  • статистических и аналитических целей;
  • проведения маркетинговых исследований.

Настоящее согласие действует в течение 25 лет со дня его подписания. Я уведомлен о том, что в соответствии со статьёй 9 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 152-ФЗ «О персональных данных» настоящее согласие может быть отозвано мной путём направления в письменной форме уведомления Обществу заказным почтовым отправлением с описью вложения по адресу: 194362, г. Санкт-Петербург, пос. Парголово, Комендантский проспект, д. 140, либо вручения лично под подпись уполномоченным представителям Общества.

Произошла ошибка, попробуйте еще раз...
Конфиденциальность и файлы cookie
Мы используем файлы cookies, чтобы сделать наш веб-сайт максимально интересным для Вас. Нажав «Закрыть», Вы разрешаете использовать файлы cookies на нашем сайте.
Согласиться и закрыть